На русском


СВОЙСТВО ПОЛИТИКИ

 

Политика как вода, течет туда, где ниже (уровень сопротивляемости).

 

06.05.2019

 

 

 

ВОСПОМИНАНИЯ О ЖИЗНИ

 

 

Чувства вымерли, остались только понятия. Вездесущие “понятые” и люди, живущие “по понятиям”, кажется, добились полного господства. Слова стали воздушными. Это случилось не от того, что они возвысились, а от того, что они потеряли связь с землей,  жизнью.

Сегодня народ имитирует нацию, не являясь ею. Люди имитируют радость при полном ее отсутствии. Каждый знает как “сохранить” честь и лицо, которые отсутствует.  Даже страдания – даже эти самые, казалось бы, далекие от неискренности и фальши проявления человеческого духа и даже рефлексы искромсанного пытками человеческого тела потеряли свой ореол правдивости, а еще хуже – правдоподобности.

Наблюдая весь этот ужас обыватель не знает что в нем говорит: боль или воспоминания о ней.

Максуд Бекжан

14.08.2013

Жест как способ общения

Эзопов язык – это тот язык, который более или менее приемлем в былинном Узбекистане благодаря его непонятности тугодумам у власти. Этот язык и использовалa недавно группа художников в Ташкенте чтобы “иносказать” свои мысли или вернее, “инопроявить” посредством инсталляций свои эмоции и ощущения, которые рождались от баснословной действительности Узбекистана. Главным мотивом и “персонаж”ом инсталляции, декорации и инсценировок была ёлка,  вернее, ёлочная история в Узбекистане, а еще точнее, ёлочная истерия каримовских властей.

Повешенные на старые гаражные строения картинки с изображениями ёлок или миниатюрные ёлки, посаженные как цветки на посуду, на ведро или на плаху, напоминающую базарные весы – сильно впечатляет. Замысел организаторов выставки – внушить зрителю чувство абсурдности, по видимому, вполне удался.

Особенно сильно впечатляет огромное, длинное полотно с изображением ёлок, на фоне которого похаживает узбек с тюбетейкой на голове. Узбек с тюбетейкой на фоне ёлок – это образ сибирской тайги, а точнее, каторги, узбек – ссыльный, который ищет для рубки подходящую, зрелую ёлку для выполнения дневной нормы, но не для празднования нового года.

Один из организаторов этой выставки говорит, что они сделали “жест” через этой выставки, но власти почему-то ответили на этот жест “”жесткостью”. Но видимо, властей испугал не “жест” – как сказали выше, они еще не доросли до “жест”ов, другое дело, быть жестким или жестоким – а также их испугало не “метафора”, как выразился другой организатор выставки. Властей испугало, по всей вероятности, толпа, которая хлынула посмотреть на эту оригинальную, диковинную по местным меркам, выставку.

Жест, жестикуляция пока еще вполне допустимый, возможный способ общения с остальными в этом немом обществе, но только с тем условием, что такая жестикуляция не должна быть направлена на то, чтобы собирать людей в одну кучу.

В любом случае, это мероприятие, я считаю, прошло успешно. Помимо того, что, выставка эта имела несомненную художественную ценность, она еще проявила наконец-то, сегодняшнюю позицию наших русскоязычных друзей так долго остававшихся на стороне от общественно-политической жизни страны.

И самое главное: oна проявила, то, что наши русскоязычные друзья, оказывается, не менее чувствительны чем мы, узбеки, к нашей земле, природе и ландшафту. Это очень важное открытые, я думаю.

Максуд Бекжан

 

24-06-2013

ОДА K ПОСЛЕДНЕМУ ПРОВИНЦИАЛУ

(Другу, провинциалу Шухрату Бабажану посвящаю)

В этой неподвижности глаз Провинциала есть нечто фундаментальное, прочное, незыблемое. Все, что отражается на сей стеклянной поверхности разбивается вдребезги соприкасаясь с каменной, бесстрастной, непоколебимой прочностью. Взгляд этот может быть обращен куда угодно: вдаль – сквозь предмета обозрения, в бок- мимо объекта сосредоточения или даже во внутрь себя – полностью игнорируя собеседника стоявшего перед ним и разговаривающего с ним. Провинциал может общаться одновременно с двумя собеседниками на разные темы и при этом даже противопоставляя их друг-другу или еще хуже, со невнятным бормотанием “говорить за спиной”, если можно так выразиться, стоявшего перед ним.

Но нельзя воспринимать такую, казалось бы “многоликость” провинциала как лицемерие, так как он это делает совершенно невинно, почти как ребенок не осознающий того, как он выглядит со стороны и совершенно не думающий о том впечaтлениe, которое он может производить на окружающих. Его “отвлеченность”, его “отсутствие” перед собеседником и даже его сарказм и “сплетня” есть не что иное, как великая ценность, это проявления корней, эта сама Почва, где он рос, соизволилa подобным образом проявить себя через Провинциала. Опять таки  нельзя из этого сделать заключения, что “корень” или “почва” его испорченная и по этому он ведет себя так “лицемерно” в отношении представителей “внешего мира”: почва его совершенна здоровая, даже намного здоровее чем у тех, кого он высмеивает; это тот момент, когда провинция с еe четко очерченным багажом сталкивается с бесформенным, многоликим мегаполисом (кстати, так называемое “лицемерие” Провинциала рождается как раз из этой, многоликой особенности мегаполиса, это своего рода ответ на безликость мегаполиса); это можно еще уподобить на проявление электрических зарядов когда голый провод соприкасается с внешним объектом. Провинциал, лишившись своей сферы обитания превращается в голого электрического провода, небезопасного для окружающих.

Провинциал это тот, кто хочет втиснуть весь мир в свою махаллю, это тот одержимый, который  хочет приспособить вселенную к своему мировоззрению. Он хочет упорядичить мир по своему укладу и в этой коллизии происходят удивительные вещи не предусмотренные ни самим Провинциалом и ни его оппонентом – Миром: происходит Созидание. В отличие от ординарных людей Провинциал никогда не набирается “опыт”а, скорее, окружения набирается опытом в его лице.

Его ум и дисциплина, продиктованные и сформированные  узкими улицами и тупиками его маленького родного городка – где каждый твой шаг отмечен и оценен, где каждый твой вздох и выдох измерен тесными рядами низеньких одноэтажных домов проявляется во внешнeм мире как обоюдоострый клинок, который готов в любой момент воткнуться в расслабленное от бескрайных просторов Мира, чтобы пробудить его от самодовольной спячки духа.

Сегодня почти не осталось провинциалов, не осталось тех, кто сохранил в себе Человеческий дух в его изначальном проявлении и чистоте. Ныне перестать быть провинциалом вовсе не значит стать жителем великолепных столиц с высокообразованным населением или стать гражданином Мира с широким видением мира; перестать быть провинциалом сегодня означает лишь перестать быть самим собой, стать безликим обитателем интернета или прочиx коммуникативных или развлекательных устройств. Провинциальность, как основная созидающая сила уходит в небытие, на замену приходят роботоподобные потребители, которые не только сами не созидают что-то духовное, а наоборот, даже не нуждаются в Духовном, созданным уже до них, а потребляют они то, что в старые времена назывались “непотребными”. То есть, потерялись понятия халал и харам, чистое и грязное, высокое и низкое.

Максуд Бекжан

01.06.2013

cimg03871
О ВЗАИМОСВЯЗИ ВЗАИМОИСКЛЮЧАЮЩИХ

В Узбекистане царит сейчас почти идеальное Зло. Зло это безукоризненное, в нем нет недостатка и его нельзя укорять в недостаточности или слабости.

Такое совершенное Зло должно было породить в умах людей такую же совершенную, непорочную идею Антизла. Людская совесть – это уникальное зеркало – должно было отражать в себя это Зло в виде его Антипода.

Но Зеркало совести нашего общества не выполняет свою задачу исправно, оно не хочет отражать в себя Изнанку этого отвратительного монстра и это происходит не потому, что оно брезгливо отказывается это делать, а потому, что само это зеркало нечисто – оно покрыто плесенью и грязью последнего столетия.

Общество наше не так уж чурается царящего в стране Зла, как нам кажется; свои страдания оно воспринимает не как “несправедливость” и “угнетение”,  а “проглатывает” как неудачу и невезению. “При благоприятствующих обстоятельствах я мог бы оказаться на месте этих везучих”, думает подавляющее большинство и именно по этому тех немногочисленных, которые выступает против царящего в стране Зла называют “террорист”ами, “экстремист”ами или в лучшем случае – “карьерист”ами. На самом деле этими эпитетами они выражают свои тайные помысли, которые по воле случае или скорее всего, благодаря их трусости не сумевшие проявить в жизни.

Зеркало совести нашего общества нуждается в тщательном очищении и искуплении, оно нуждается в покаянии и смирении, но смирение перед Господом, а не перед “господин”ом как это делает сейчас наше общество.

Когда очистится это зеркало, тогда и появится путь, по которой должен будет идти наш Народ.

Максуд Бекжан

20.01.2013

Это – испытание не только для нашего народа

(Речь, прочитанная 13 мая на пикете, посвященный к годовщине Андижанских событий)

13 мая прошлого года в Андижане совершилось одно из самых страшных злодеяний в истории человечества на рубеже двадцатого и двадцать первого веков. Это преступление совершилось на глазах у всего мира, оно совершилось как вызов всему цивилизованному миру.

Но несмотря на это реакция мирового сообщества на это преступление не была адекватной, мир не увидел, не почувствовал весь ужас произошедшего, как будто Узбекистан живет в другом измерение, в измерение, где человеческая жизнь измеряется по другим меркам чем в остальном мире.

Из Узбекистана голоса доносятся как из глубокого колодца, вопли и рыдания терзаемых палачами заключенных, здесь, на Западе слышатся как невнятный, загробный гул. Западом, так называемым свободным миром эти голоса воспринимаются в лучшем случае как ”непорядок”, как ”неустроенность общества”, но нe более. Даже звуки автоматных и пулеметных очередей слышатся здесь так же глухо, как звуки новогодных хлопушек. По этому реакция Запада на расстрел демонстрантов в Андижане была вялой, несравненно вялой по сравнению с реакцией которую проявил Запад во время расстрела демонстрантов на площади Тяньянмин в 1989 году, где погибло около 200 китайских демонстрантов. А между тем в Андижане погибло несколько раз большее число мирных жителей чем на Пекинской площади.

Но из этого не следует делать заключение, что Запад относится к китайцам и узбекам по разному. Причину такого дифференциального отношения к двум этим событиям надо искать в природе двух этих режимов – китайского и узбекского – которые совершили массовые убийства. Из этих двух режимов узбекский является более закрытым, беспощадным и жестко контролируемым. И в этом ключе реакцию Запада тоже надо рассматривать как реакцию на услышанного и увиденного, а услышанное и увиденное Западом в Андижанских событиях было не так много по сравнение с Тяньянминским событием.

По этому на нас, на узбекистанцев, которые живут сейчас за пределами нашей Родины, лежит особенная ответственность – мы должны быть здесь голосом нашего угнетенного народа. Мы должны показать и доказать миру что в Узбекистане творится нечто бесчеловечное и чудовищное.

Это – испытание не только для нашего народа, это испытание и для тех, кому удалось вырваться из этого кошмара и которые живут сейчас на Западе и это испытание для Запада тоже и для всего мира который наблюдает сейчас за происходящими в Узбекистане.

Максуд Бекжан

13.05.2006

Осло, Норвегия

mb

РАЗОБЩЕННОСТЬ ОБЩНОСТИ

(Отстраненные размышления на тему тоталитаризма)

“Разобщенное общество” – это неправильное словосочетание. Разобщенность не может быть одновременно и общностью, это – абсурд, парадокс. Но эти слова абсолютно точно отражают состояние дел в нашей отчизне: абсурд, бессмысленность и есть как раз то, чем живет наше общество. В этом плане определение “разобщенное общество” идеально подходит к нашей действительности.

Итак, я утверждаю, что все наши сегодняшние беды исходят от отсутствия узов между людьми. Изолятор и изолированное общество по сути не так уж далеки друг от друга. Изолированных людей легче отправить в изоляторы, так как они уже “адаптированы”, привычны к этому состоянию, слову, звуку с коренью “изоляция”, и ропота излишнего по этому поводу не будет. Преступный режим, который царит в Узбекистане прекрасно это знает и поэтому, сия свора воров превратила страну в большой изолятор со своими “посбон”ами в махаллях и кишлаках; огромной армией доносчиков; строгой пропиской, по сути являющейся “утренней или вечерней проверкой” изолированных; ограничениями в интернете; прослушиваниями телефонных разговоров; запретами на собрания; полным запретом независимых СМИ и карательной машиной, которая вот уже 20 с лишним лет работает в конвейерном режиме.

При огромной армии Осведомителей страна фактически живет в атмосфере тотальной Неосведомленности. Часто люди не знают даже то, что творится на самом деле на соседней улице несмотря на наличия у многих мобильных телефонов, так как пропаганда местных СМИ превосходит своей “убедительностью” даже собственные глаза и уши населения.

Общество отрезано на миллионы кусков, его нет как единое целое, отсюда и равнодушия, безразличия, апатия, чувтво одиночества и обреченности у миллионов людей, и поэтому это общество не способно чувствовать, сочувствовать тогда, когда режут (давно уже отрезанный) его кусок.

Но вот только гангрена, гангрена беззакония не знает границ и изоляцию, она приходит к каждому “куску общества” в дом, она является единственно свободно передвигающейся по стране субстанцией и она единственная вещь, которая объединяет, вернее, соединяет миллионы одиноких людей. Но такая связь между людьми, такое соединение, такое “товарищество по несчастью”, вопреки логике еще больше усугубляет их одиночества и еще больше отдaляет их друг от друга, так как они не хотят иметь ничего общего “с несчастными”, хотя они сами точно так же несчастны.

Ибо страх больше изолирует людей чем любые стены и ограничения которые возводит и вводит в стране кровавый режим. Часто страх несоразмерен с действительной опасностью и наше общество часто проявляет “инициативу” в своем страхе – оно часто готово умереть (сдаться) раньше времени лишь бы побыстрее избавиться от страха и ожидания смерти.

Я решил написать этот текст на русском, потому, что русскоязычное население нашей страны одним из первых после распада Советского Союза сталo обособляться, изолироваться и фактически отделяться от общественно-политической жизни страны. А самые активные из этой социальной группы занимались только тем, что поддерживали существующий репрессивный режим. Конечно, и сейчас много функционеров работает в государственных структурах из представителей русскоязычного населения, но мы не говорим о них, так как в коррумпированной власти русский функционер мало чем отличается от функционера-узбека.

Мы говорим об активной социальной группе, о группе, которая способна влиять на политическую ситуацию, которая способна реагировать на события в стране и проявить солидарность и сочувствие в отношение остальной части населения и которая, в конце концов, считает себя узбекистанцем, а не только “русским”.

Мы говорим о “законщиках” которые в советские времена проявили высокую активность. Недаром ведь тогда в народе ходили разговоры о “закунчи урус”, что означает, “русский законщик”, который защищая свои права на общественно-бытовом уровне, требовал соблюдения законов и правила социалистического общежития и тем самым оказывал позитивное влияние на более пассивных своих сограждан давая им пример социально-политической активности.

Где эти “законщики” сейчас? Почему они так отчуждены от социально-политической жизни страны? Почему они так безучастно смотрят на ситуацию в стране?

На эти вопросы есть, конечно, много ответов, но одной из главных ответов состоит в том, что, как говорят сами русские, они “выбирают меньшее зло”. “Меньшее зло” это, конечно, нынешный режим, который за годы своего существования провел полноценный геноцид в отношений коренного населения страны и разграбив все и вся привел страну на грань коллапса. А “большое зло” это, естественно, оппозициоионеры, диссиденты, инакомыслящие и религиозные деятели, которых они именуют “националист”ами, “фундаменталистами и “экстремист”ами.

Оппозиции нелегко переубедить своих сограждан из русскоязычного населения от их подозрений насчет себя, да и не пытались они делать это, потому, что это было бы пустой тратой времени, так как в такой “предубежденности” много неискренности и используют такую пропаганду против оппозиции различные социальнo-политические силы в различных целях.

Они (русскоязычное население) не хотят знать и то, что у оппозиции есть конкретные интересы связанные с ними. И интересы эти заключаются в том, что она возлагает надежды на их активный социально-политическый потенциал, который побудил бы наш аполитичный народ быть более политизированным и социально деятельным.

Оппозиция надеется на армию “законщиков”, которые пусть даже не требуют каких-то политических перемен в обществе, но которые не станут покорно смириться со своим униженным положением и будут добиваться хотя бы минимальных своих прав. Такая “безобидная” деятельность немного разрядила бы напряженность в обществе и дала бы народу возможность передохнуть от постоянного давления режима и создала бы крошечное пространства для маневренности его политических поступков. И в итоге такое “шевеление” способствовало бы установлению связи между “кусками” общества и оно начало бы ощущать свое единство и силу.

Ибо только движение может заставить организм быть собранным и единым.

Максуд Бекжан

31.07.2012

Из “Дневник”а

МОЛИТВА КАК НАГРАДА

Молитва, иcторгнутая из недр твоей души – это не послание к Богу, это сам Бог говорит в тебе. Это эхо Божьего голоса. То есть, молитва и есть результат твоей мольбы, она сама уже является для тебя наградой.

ВНЕШНЕЕ

Познается все Внешнее. Чтобы познать самого себя, надо отречься от себя, то есть, “выйти из себя”. Чтобы познать мир, надо углубиться в себе, то есть, “выйти из мира”. Познается все Внешнее.

В КИЕВСКОМ МЕТРО

“Подайте во имя Дьявола!” кричал кощунственно какой-то старик-оборванец в поезде метро. “Дьявол тоже бог!” кричал он неистово. Старик как бы искушал людей на жестокость в отношение себя и это порой ему удавалось. Но вот, какая-то старуха подходит к оборванцу и подает ему гроши и потом молча возвращается на свое место. Неизвестно, услышала ли она богохульственные слова бродяги или нет, но по ее умиротворенному лицу было видно, что она подает во имя Бога, а не во имя Дьявола – ибо милостыня не подается во имя дьявола, ибо дьявол не милостив. Но если даже предположить, что она услышала богохульства старика, было видно, что она подала милостыню из жалости к такому безнадежно падшему существу. Таким образом, как бы искушения старика (или дьявола) была преодолена старухой, а те люди, которые оскорбляли и издевались над стариком оказались в ловушке дьявола и исполнителями бесовского желания – быть беспощадным к своим ближним…

Но так ли все гладко как я описал здесь? Боюсь утверждать…

НА ТВОРЧЕСКОМ СЕМИНАРЕ

Понимаешь, -говорит, критикуя стихи одного из своих студентов известный в свое время советский поэт-песенник Лев Ошанин, – мне не интересны твои переживания о которых ты здесь пишешь, хоть убей, не интересны”. Бедный поэт-дилетант ничего не может противопоставить такому неожиданному аргументу. А между тем, он мог бы ответить таким же тоном: “Дорогой мэтр, мне тоже не интересно ваше высокопоставленное мнение”. Но он не может отвечать так, видимо, его переживания действительно неинтересны – даже ему самому.

СУФИЙ

Суфий, в моем представление, это человек, который ходит с прищуренными глазами. Это человек, который старается таким образом соединить воедино огромную МОЗАИКУ мира.

1998

ОПИРАЮЩИЕСЯ НА ВЕТЕР

(эссе)
Проходя по пешеходному переходу на ту сторону улицы я ощутил в себе некоторую неловкость, некое смятение. Меня смутило то обстоятельство, что в этой стране, куда я прибыл недавно, как стало известно, пешеходам …оказывают большое почтение – машины пропускают их когда они подходят к пешеходному переходу.
Это знание повергло меня в легкий социально-культурный шок. Мне, бывшему бесправному пешеходу советского образца трудно было переносить такого рода почтения, я испытывал душевный дискомфорт от предоставленного мне этим обществом комфорта. Я воспринимал долг автомобилиста перед пешеходом – то есть, передо мной – как одолжение, a я не хотел быть должником кому бы то ни было. Долг и одолжение никак не хотели разняться в моем сознание. Я здесь часто обнаруживал, что избегаю пешеходные переходы где машины обязаны были пропускать меня, пешехода.
Я старался перейти там, где есть светофоры, где тебе никому не нужно будет быть признательным. Тогда я предствил положения моих бедных соотечественников, которые по воле судьбы прибывают в такого рода западные страны; представил, как они стоят словно вкопанные посреди улицы; стоят, потеряв физическое и душевное равновесия от отсутствия давления – так знакомого им давления вечно не утихающего ветра родных просторов; представил, как они в недоумении ищут свою опору, такую привычную им опору из ветра, ищут, словно это не давления или опора, а смысл их жизни.
Представил, как они стараются выпрямиться чтобы не провалиться в покой, в пустоту, в безветрия, в отсутствие давления, в свободу; представил, как они мысленно пощупывают свой давно забытый позвоночник чтобы на него опереться; их наклоненное вперед туловища напоминало тело репинского бурлака в момент его тяжелого труда, только на их плечах лежала не тяжесть кораблей как у бурлаков, а тяжесть воспоминаний связанные с их несчастной родиной и осадок мириады тяготостных переживаний связанные с ней…
А здесь была ошеломляющая тишина и покой. И, самое главное, здесь надо было научиться различать Долг от Одолжения. Им предстояло узнать о том, что они тоже являются частью социума и они никак не “задолживают” у других Долг, а берут свое, то есть, Должное и должны вернуть другим принадлежащий им Долг, а не “задолживать” его.
Им, как и мне, предстояло научиться спокойно переходить улицу не опасаясь при этом стать кому нибудь должником. Помню, как я искренно благодарил работников социальной конторы Норвегии за их заботы обо мне и о моей семье, на что работники конторы отвечали смущенно:”:”Эта наша работа и не мы все это организуем, а государство”. Тогда я говорил им что через них я благодарю их государство, которое так заботится обо мне. А на самом деле я дейстивтельно был благодарен им, этим конкретным людям, а не какому-то абстрактному “государству”(другое дело, когда твои симпатии к конкретным людям распространится и на все, что связано с этими симпатичными тебе людьми – на их культуру, традиции, государства). Моя благодарность немного выходила за рамки умереннности еще и потому, что я полностью был лишен всех своих прав в своем государстве.
Нам предстояло быть еще и умеренными.
Максуд Бекжан
23.10.2011

ЗАМЕТКА ПО ПОВОДУ СОБЛАЗНА “ОБОБЩЕНИЙ”

Сегодня в средах исламофобов мира(как ни странно, в том числе и в норвежских, где недавно христианский террорист убил около 100 подростков) стало популярным такое уродливое изречение “Не все мусульмане террористы, но почти все террористы – мусульмане”.

Услышав это у любого мусульманина появится соблазн вторит им в такт: “Не все христиане агрессоры и оккупанты, но почти все агрессоры и оккупанты – христиане”. За последние 30 лет всюду можно увидеть христианскую агрессию и оккупацию и ответ на них – “исламского терроризма”. Ведь то, что называют исламофобы “исламским терроризмом” не что иное, как ответ на эту агрессию и оккупацию. Чтобы освободить иракский или афганский народ от “деспотизма или терроризма” убивают миллионы невиновных людей, когда от самого так называемого “исламского терроризма” умирают единицы.

Поистине, как говорят:”если убьешь одного, ты – преступник, а если убьешь миллионы, ты – герой”. Христиане любят обобщений, они, как властители мира считают себя обязанными установить нормы поведения всего мира. Вот только странность в том, что этот “образец поведения” практикуется выборочно, в зависимости от ситуаций и он, этот образец, увы, отнюдь не универсиален.

Например, афганский моджахед который боролся против советской оккупации диаметрально противопожен тому же афганскому моджахеду, который борется сейчас против Нато в Афганистане. Один был героем, а другой уже является “террорист”ом в глазах “законодателей поведения”. Чем, например, отличается Бен Ладен 80-х годов(тогда еще питомца Запада) от Бен Ладена середины 90-х (уже ярого врага Запада)? И чем отличается Саддам Хусейн 80-х годов (тогда еще надежного союзника Запада против Ирана) от Саддама Хусейна 90-х(уже ярого врага Запада)? “Он, конечно, был сукином сыном, но он был нашим сукином сыном”, говорится в таких случаях в мире “законодателей”.

Да, как заразительна эта мания обобщения, мания изрекать “фундаментальные истины” с точки зрения своей религиозной принадлежности, человек невольно начинает увлекаться, я тоже увлекся, поддался на провокацию. Хотя, нужно сказать, я рассуждаю не с точки зрения моей религиозной принадлежности, а пытаюсь отвечать на выпады против моей религии опираясь на фундамент логики и осмыслености бытия. В любом случае, никто не в праве осуждать людей за веру и исповедование, никто не имеет право оскорблять религиозные чувства других людей воображая себя мессией и спасителем мира. На все есть свой ответ.

Максуд Бекжан

22.08.2011

НЕ ПОВЕРИВ В ИСКРЕННОСТЬ…

Некий “эксперт по международной информации, внешнеполитическим и экономическим отношениям России с соседними странами “Рустамжон Абдуллаев”(имю его взяли в кавычку следуя его манере обращения к своим оппонентам) опубликовал в “великодержавном” (эмблема сайта имперско-монархическая) российском сайте “РЕХ” статью с названием “ПОЧЕМУ УЗБЕКСКАЯ ОППОЗИЦИЯ ТАК НЕ ЛЮБИТ ОМАРА ХАЙЯМА?”

“А с чего это вдруг российский эксперт – которому самим его ремеслом было велено сохранить нейтралитет в обзоре отношений России со соседными странами – так однобоко заинтересовался оппозицией соседнего страна?”, это первый вопрос, который приходит на ум читателя увидевшего статью с таким интригующим названием. “А вообще, было ли выражено какое нибудь отношение в речах лидера или лидеров Народного Движения Узбекистана к личности или поэзии Омара Хаяма?”, спрашивает себя далее читатель, озадаченный тоном статьи. Читая эту длинную, обильную неуместными к теме цитатами статью, читатель не находит ответа своим вопросам. Ясно, что автор здесь просто использовал тот известный в российской и узбекской прессе низкопробный метод, в котором название статьи для автора не более чем кашель или чихание простуженного, не обязывающие “простуженного” ни к чему(так как чихание или кашель не требуют аргументов и доказательств). Но зато, по плану “Рустамжона Абдуллаева”, реакция у окружающих(читающих статью) должна была быть резкой, как реакция здорового на чихание больного. Вот такой вот расчет.

Далее: “есть ли конкретная идея и идеал, узбекской «оппозиции»? Что означают для них такие понятия, как идеология и догма?” восклицает автор и начинает анализировать изначальную смысль терминов “идеал”, “деспот”, которые были использованы в речи лидера Народного Движения Узбекистана Мухаммада Салиха. Автор пишет:”НДУ и их лидера поэта «Мухаммада Солиха», идеалистами называть никак нельзя. Ибо они перед собой поставили конкретную цель — «противление злу» путём совершения насилия в форме революции, как бы они там не оправдывались”. Наверное, “Рустамжон Абдуллаев” забыл словосочетания “идеалы революции” которые долгое время были в обиходе его идеологических собратьев, в том числе и Ислама Каримова, режим которого он сейчас защищает. Этим параллелем я не утверждаю что идеалы Народного Движения Узбекистана совместимы с идеалами большевиков, я просто хочу напомнить о том, что термины “идеал” и “революция” не так чужды друг-другу как он пишет. Тем более, сегодня в мире можно увидеть множество примеров совместимости “идеал”а и “революции”.

Далее автор пишет: “Однако в Узбекистане до недавнего времени была всего лишь одна тюрьма, расположенная в г. Андижане, совмещенная с СИЗО, вместимость которой была не более 2 тыс. заключенных, где сидели в основном настоящие уголовники, в 12-13 мая 2005 года отказавшиеся даже от участия в «андижанских событиях». Видимо, “Рустамжон Абдуллаев” так безбожно небрежно относится к своему заданию порученному из Ташкента, что даже не утруждает себя собиранием допольнительных сведений о тюрьмах Узбекистана и пишет, что взбредет в голову. Как можно воспринимать серьезно слова человека, который даже не знает о страшном Жаслике, о Каршинских, Навоинских и других тюрьмах, где пытки и убийства заключенных практикуется массово и если он даже не слышал об известной стлоличной Таштюрьме? Какой истроический период он имеет в виду когда говорит “до недавнего времени”? По тексту можно заключить, что он имеет в виду период 6 летней давности, когда происходила андижанская бойня. Вот такой вот “эксперт” этот “Рустамжон Абдуллаев”.

Далее автор рассуждает о смысле “пассионарности” и “деспотии” и о том, как лидер НДУ неверно применяет эти термины и как они противоречат его мыслям. Это хорошо, что автор старается отвечать идею идеей, но у него это получается не так складно и посему эти рассуждения не стоит того, чтобы мы тратили время на ответы на них. Единственно, на что стоит обратить внимания, это то, что автор выделяет жирным шрифтом вот эту фразу из Гумилева: “Но даже без такой интерференции может возникнуть анархия за счёт эгоистических действий сильно пассионарных особей. Усмирить или запугать их очень трудно; подчас легче просто убить». Этот жирный шрифт выдает желание автора запугать оппонента таким банальным, уличным способом.

Далее автор старается найти в речи М.Салиха нестыковки где он приводит цитаты из Корана, но лишь приводит тот же текст другого переводчика Корана с незначительным отличием в выборе слов и который никак не меняет смысль.

Далее “Рустамжон Абдуллаев” выпалит самое интересное: “что собой представляют узбекские члены Хизб ут-Тахрир, которых поэт Мухаммад Солих относит к «умеренным верующим»? Здесь появляется у читателья сильное подозрение в адекватности “Рустамжон Абдуллаев”а как личности, тем более, как эксперта, социолога. Если человек, который называет себя экспертом социологии и политологии утверждает, что в Узбекистане есть только одна тюрьма и это в Андижане и есть только одна группа умеренно верующих и это – “Хизб-ут тахрир”, то невольно возникнет сомнения в его адекватности.

Далее автор еще раз громко чихает на логику и осмысленность окружающего мира в виде:”Что такое суфизм и кто такие узбекские суфии, которых так не любят лидер НДУ Мухаммад Солих и его «свита»? Где, когда М.Салих говорил о своей нелюбви к суфиям и суфизму, он не уточняет. Но зато подробно рассказывает о значения суфизма и суфиев. Это намопмнил мне мое давное стихотворения, написанное в восмидесятые, студенческие годы, которые на подстрочном переводе звучат примерно так:

ПОВЕРИВ В ИСКРЕННОСТь…

Если ты ни с того, ни с сего вдруг

Начнешь защищать мои ценности от меня же,

Если ты в своем рвение

грудью станешь этим ценностям,

Не удивляйся если я поверив в твою честность и искренность,

начну нападать на свои ценности, друг мой”.

Это стихотворение посвящено другу, оно о доверие, которое имеет такое сильное влияние на человека. Хотя “Рустамжон Абдуллаев” нам не друг, он тоже хочет использовать такой эффект противопоставляя нас нашим традициям, нашему народу, нашей родине. Но вы нам не друг “Рустамжон Абдуллаев”, мы не поверим вам потому, что мы не верим в вашу любовь к нашему народу, нашей земле и традициям.

Максуд Бекжан

21.07.2011

Приобретение слова

Узбекистанцы живут в обществе, где Слово обесценилось, где оно потеряло свое значение и изначальный смысл.

Здесь можно говорить все, что угодно и это не имеет эхо в обществе; Слово как привидение – не имеет отражению или тень.

Слова в этом обществе существуют сами по себе, как так называемое «чистое искусcтво», имеющее мало общего с реальностью. Они воспринимаются как восточные “слoвoслaвиe” (прошу не путать со “славoсловием”), как газел с неправдoподобными метафорами, где апогеем красоты является, например, крошечный рот героини стиха, настолько крошечный, что герой стиха должен быть озадачен не находя губы у своей лунaликой, чтобы любоваться ими как подобает влюбленному.

Слово, обращенное к нашему обществу, как сказали выше, не имеет эхо.

Оно тонет в лоне общества как камень, брошенный в болото; его поглощает чудовищно податливое лоно общества.

А эхо, между тем, любит твердость скал или по крайнeй мере, твердость кирпичных стен – но заметьте, голых стен, так как обвешaнные коврами стены также глухы и не откликаются на призыв или на клич…

Когда нет необходимости озвучивать намерение (так как слова здесь не имеют значения по причине их лживости), общество расслабляется, оно начинает расползаться и терять форму, ему уже наплевать на все, так как нету верной оценки чего бы то ни было в обществе, по причине все той же лживости Слова.

Последовательность развития этой болезни такова: лживость слова(независимо от того, откуда оно исходит) рождает размягченность (нравственную расслабленность или даже распущенность) общества, что, в свою очередь, приведет к глухоте(безразличности) к словам(призывам).В такой ситуации трудно убедить народ чему бы то ни было, трудно подкупить доверие народа с обесцененным Словом.

Чтобы убедить народ нужно оживить Слово. Нужно оживить его потом и кровью; нужно пролить свой пот в обезвоженное тело Слова, нужно пролить свою кровь в обескровленное тело Слова.

Долгие годы наше общество занималось тем, что сосало кровь из Слова превращая его в тень и в результате оно само превратилось в тень, в вампирa, в Дракулу, который влачит теперь свое жалкое существование обходя стороной смерть и одновременно умирая тысячи раз в день.

Бессмертность Дракулы не то, что нужно человеку, который был когда-то посвящен божественному Слову. Когда люди игнорируют божественность Слова, в ответ божественность игнорирует людей. 
 
Человек – единственное существо, созданное Аллахом на земле которое говорит и облекает свои мысли Словом и это главное отличие человека от животного.

Все нравственные законы человека и накопленные им мудрости облечены в Слово.Когда человек потеряет этот свой дар он начинает уподобляться животному. Но умение говорить еще не значит быть человеком, можно бесконечно говорить и одновременно погрузиться в глубокое безмолвие, часто болтовня более безмолвно чем даже само молчание. Это случается тогда, когда умирает Слово.

Когда глава государствa обещает отчаявшемуся народу, что все будет хорошо к осени и не выполнит свое обещание – Слово умирает.

Когда торговец мясом на базаре клянется всеми святыми чтобы убедить покупателя в том, что мясо свеж и покупателю нечего опасаться и при этом все окажется не так – Слово умирает.

Когда отцы учат своих детей к честности и порядочности, а сам не является ни честным, ни порядочным – Слово умирает.

Узбекская оппозиция не должна участвовать в кампании убийства Слова. Она должна активно участвовать в реанимации и оживлении Слова. Она не должна обещать слишком многое народу.
Но данное обещание, каково бы оно ни было – должно быть выполнено. Это оживит Слово. Ибо возрождение Слова важнее всех революций мира взятые вместе.

Максуд Бекжан

27.05.2011

Медвежья услуга бедного “снб”ешника

Окрыленный баснями Крылова(заодно и Каримова) некий Николай Гурьев(а может, по узбекский Гурев, то есть ”появившийся из могилы”?), написал на сайте СНБ (http://www.press-uz.info ) своего рода ”отклик” на мою статью. Но в этом ”отклике” виден больше “клик”а чем ума. Чтобы отработать свои чаевые бедный надорвался как мог, но в итоге получился обыкновенный – как выразился сам Гурьев – лай, то есть, он хотел как лучше, но получилось как всегда.

Смотрите, что он пишет чтобы оправдать путинское “мочить в сортире”:”

“Самое сложное для руководителя любого государства (кстати, как и для профессионального журналиста), найти слова, которые дошли бы до каждого гражданина страны (или читателя), независимо от его возраста, профессии, интеллектуального уровня. Представляю, сколько мучились пиарщики нашего президента пока, после долгих проб и ошибок, отредактировали для очередного выступления эту гениальную по простоте и доходчивости фразу. Предыдущий президент много говорил о «наведении конституционного порядка». Чтобы разъяснить его пьяные бредни, комментаторы написали десятки тысяч статей и сотни книг, а народ до сих пор не поймет, что под этим подразумевалось. А тут всего два с предлогом слова – «мочить в сортире» – и каждому ясно, что в стране происходит, и что надо делать, от академика и до бомжа”.

И это он пишет в полном серьезе. Оказывается, “мочить в сортире” это не путинское творчество. Как выясняется, над этой “жемчужиной” работала целая бригада пиарщиков, днями и ночами тужились, чтобы наконец родить “эту гениальную по простоте и доходчивости фразу”. Какая преданность хозяину! Неужели, этот малый всерьез думает, что с такой логикой окажет услугу своему хозяину? На случайно выроненную фразу можно было бы еще не обращать внимание ( хотя у глав государств не бывает случайных фраз), но когда узнаешь что над такой фразой работала целая группа пиарщиков и эту фразу, эту “мочить в сортире”, надо воспринимать как доктрину государства, становится как-то не по себя. В России такую услугу называют “медвежьей”, господин Гурьев.

Гурьев далее пишет так:

“Авторитет президента Каримова тоже не мал. В мире сегодня могут Узбекистан перепутать с Таджикистаном, Туркменистаном, а то и Пакистаном. Президента Каримова ни с кем не путают. Его знают везде, от Вашингтона до Сеула и очень даже хорошо. И уважают. Достаточно припомнить, что это единственный руководитель в мире, которому в Российской Федерации вопреки всем дипломатическим правилам устроили два государственных визита”.

Вот так вот, ни более и ни менее. И этим он думает что защищает Каримова. Или скорее всего, притворяется что защищает, а на самом деле просто издевается. Как можно воспринимать всерьез такую вот белиберду: Узбекистана не знают, то есть, его перепутывают с такими другими отсталыми государствами как Таджикистан, Туркменистан, Пакистан, а его Президента Ислам Каримова не путают, его везде знают, от Вашингтона до Сеула. Интересно, его знают как президента какого государства – Таджикистана, Туркменистана или Пакистана? Если Узбекистан путают с Таджикистаном то за кого принимают Ислама Каримова когда он приезжает в Вашингтон или Сеул? Вы, существо себе на уме, Гурьев, вы надеетесь, что суть такого подлого “комплимент”а так и не поймут в окружение президента Узбекистана и вы рассчитываете на то, что за свою издевку не только останетесь безнаказанным, но и получите еще и премию. Но я не думаю, что президент Каримов и его окружения не знает вашу цену, они, несмотря на отсутсвие политического таланта быстро опознают такие подлости(что и говорить, личный опыт – великая вещь!)и они это будут учитывать. Так что, готовтесь к порке, Гурьев.

У меня нет времени возиться с вами и остановлюсь здесь. И так много чести вам оказал.

А, кстати, чуть не забыл, вы уж, когда выполняете задание, измените хоть свои слова и выражения по случаю Я имею в виду вашу статью на том же вашем сайте под названием: «Как заноза на пятой точке засела тема майских событий у отдельных “независимых” журналистов.(http://www.press-uz.info/?id_=2578) (04/18/2006) Там вы(правда, вы там не указали свое имя, а решили анонимно “мочить”, но ваш знакомый тон на каждой фразе слышен) пишите:

“А исполнителям, подвизавшимся на этом грязном поприще хочется снискать лавры правдолюбцев, а, потому и хотят гавкнуть погромче (словно Моська из известной басни Крылова). На днях на сайте «Арена» была размещена статья из этой категории. Автор, как и полагается, анонимный «независимый журналист».

Это вы так нападаете на независмого журналиста который посмел написать статью об Андижанской бойне на сайте «Арена».

А вот что вы пишите обо мне:

«Все знают фразу из басни Крылова «Ай, Моська, знать она сильна, коль лает на слона!», ставшую поговоркой. А кто знает о журналисте Максуде Бекжанове из Узбекистана? Никто. Разве что только правоохранительные органы СНГ, объявившие его с 1 января 1995 года в международный розыск по статье 210 часть 1 Уголовного кодекса Республики Узбекистан».

Что, господин Гурьев, фантазия иссякла? На кого бы вы не напали, везде призываете на помощь Крылова. Оставтье в покое покойного(тьфу, опять каламбур!)Не для того он писал свои басни чтобы какой-то клеветник использовал их в своих подлых клеветах.

Максуд Бекжан

2006

О “пошиб”е

Когда слушаешь речь узбекского президента Каримова невольно начинает вертеться на языке(мысленно) словосочетания: ”человек низкого пошиба”, ”человек низкого пошиба”, как рефрен, право… ”Пошиб” узбекского президента действительно, как часто бываем мы свидетелями, находится не выше уровня человеческого пупка, вернее, еще ниже, где-то в области промежности, если можно так выразиться.

Вспомните только его последний ”шедевр”, выложенный им сразу же после заключения договора о союзнических отношениях с Россией, которого можно охарактеризовать как благодарность узбекского диктатора российcкому президенту за его безоговорочное одобрение массового истребления мирных граждан в Андижане. Так вот, после этого ”триумфального” соглашения узбекский диктатор И.Каримов сказал буквально следующее: ”Вот теперь тот, кто поднимет на нас свой хвост будет иметь дело с Росcией”.

А причем тут хвост, можете вы спросить. А при том, что на самом деле имелась в виду не совсем хвост, вернее, совсем не хвост, а подразумевалась рука, которую человек имеет обыкновения поднимать когда хочет напасть на кого-то. А “подмену” руку хвостом надо воспринимать как метафорa, как образ, вернее, как образ врага, а еще точнее, каким образом хочет видеть своего врага узбекский президент. То есть, это своего рода видение мира, ”пошиб”, проще говоря.

Говорят, Каримов специально держал в советниках некоторых писателей, которые занимались только тем, что сочиняли ему анекдоты из области “промежности”. Впрочем, при всем своем “пошибе” Каримов не ниже своего окружения, а выше. Иначе окружавшие не терпели бы его так долго. Или же сам Каримов не стерпел бы их…

Кстати, новый союзник узбекского диктатора В.Путин тоже не отстает от него, вернее, не превышает его своим пошибом. Широко известны его острые выражения, его своебразное видение мира через призмы “промежности”. Например, чего только стоят его такие “жемчужины” как “мочить в сортире” или “сделать обрезание так, чтобы у вас ничего не выросло” и так далее.

У узбеков есть такая пословица:”Слепой слепого находит в темноте”. Мы не утверждаем, что эти двое, нашедшие друг в друге друга(извините за невольный каламбур) – слепые. В данной пословице под “слепым” не подразумевается именно слепой (это тоже метафора, так сказать). Под “слепым” здесь имеется в виду “пошиб”, а в данном случае пошиб двоих, которым выпало доля решать судьбы миллионов людей в течение определенного отрезка времени.

Максуд Бекжан

18.04.2006

Апатичность как следствие аполитичности

Недавно одна журналистка из Узбекистана, покинувшая страну под преследованиями властей с обидой в голосе рассказала мне о настроении, царящем среди групп беженцев из Андижана, которые сейчас живут в Европе, получив политическое убежище. По ее словам, вырвавшись из кровавой бойни и обретя свободу они успокоились и теперь не хотят вспоминать о страшном пережитом и желают “жить спокойно” – “не вмешиваясь в политику”. Слушая ее, я думал об аполитичности нашего народа.

Пропасть между жизнью народа и жизнью так называемого “государства” сегодня так же глубока как и в советские времена, если не глубже. Как бы ни звучало парадоксально, аполитичностью поражен не только народ, но и сами политики, не говоря о чиновниках государственных структур. Политика в Узбекистане действительно имеет “свое лицо”, как и уверял своих западных партнеров президент Каримов, говоря “об особом пути развития страны”. Это лицо действительно имеет над собой тюбетейку.

В нашей стране чиновник подобострастно улыбающийся своему начальнику, стоя перед ним в позе вопросительного знака считается нормальным явлением. На раболепии подчиненных и построено великолепие Каримовского режима. Один из бывших милицейских чиновников рассказывал (сопровoждая свой рассказ своими телодвижениями) как они унижались и заискивали перед начальством. Одна имитация этого явления вызывала омерзение. “Как все это надоело и как хорошо, что я живу теперь на Западе, в свободной стране”, восклицал этот бывший хищник.

Президент Каримов ненавидит политиков и требует чтобы все подчиненные занимались делом, а не политикой. Он доказывает свою аполитичность своей деятельностью оставаясь целиком аполитичным за свое 17 летнее правление страной. Он так и не вырос из среднего калибра партийного функционера до политика, до государственного деятеля. Будучи функционером он, потерявший своего московского босса, растерялся и привел богатую во всех отношениях страну в жалкое состояние. Наверное, если бы все еще были “добрые, советские времена”,он сумел бы выполнить приказы Босса отменно и дослужился бы до героя Соц. Труда, но времена канули в лета. Он подсознательно продолжает оставаться подчиненным и поэтому с самого начала своей “независимой карьеры” Каримов упорно не хотел быть независимым. Он боялся независимости и приводил жалкие, смешные доводы против нее вроде:: “а как же мы будем строить самолеты, как выпускать свои национальные деньги”. Он даже называл Мухаммад Салиха провокатором за то, что тот призывал к независимости Узбекистана. И сегодня тот подсознательный страх перед независимостью вынуждает Каримова шарахаться между Америкой и Россией с одной стороны и Китаем с другой.

“Политика” Каримова всегда поражала тем, что она не укладываласъ  в общепринятые нормы политики. Каримов озадачивает лидеров Запада и других стран своим невиданным примитивизмом. Эти лидеры удивляются, как можно быть таким примитивом и оставаться у власти так долго. Они видели в Каримове непонятного сфинкса. Эта странность повлияла так, что с ним некоторое время говорили как с политиком. Эту иллюзию развеяла лишь Андижанская бойня, где Каримов открыто продемонстрировал грубость мясника. Ведь защитники Каримова всегда приводили его так называемую “предсказуемость”как одно из его главных достоинств . Так, недавно об этом хотя и косвенно, путем противопоставления Каримову его соперника, повторила московская журналистка Санобар  Шерматова : “Претендующий на власть лидер оппозиционной партии “Эрк” Мухаммад  Салих  то позиционирует себя как сторонник присутствия США в регионе, заявляя, что американская база должна вернуться в Узбекистан, а Россия и Китай, как имперские силы, обязаны уйти из Средней Азии, то высказывается в пользу налаживания отношений с Москвой. Вряд ли такая политика, не говоря уже о приведенных выше аргументах, может дать положительные результаты. В политике превыше всего ценят предсказуемость. И очень опасаются новичков”.

Госпожа Шерматова  пишет свободно и размашисто когда дело касается узбекской оппозиции и бывает очень тонкой и внимательной анализируя семейство и режим Каримова. Вряд ли М.Салих употреблял в своих выступлениях такие выражения как “американская база должна вернуться в Узбекистан, а Россия и Китай, как имперские силы, обязаны уйти из Средней Азии”. Скорее он говорил о полезности присутствия американских баз, об амбициях России и Китая, о полезности с ними добрососедских отношений. Баланс национальных интересов, так сказать. Как раз такая позиция самая что ни есть предсказуемая. О Каримове можно такое ПРЕДсказать ? Каримовские  интересы – это интересы его клана. Насколько эти интересы предсказуемы? На этот вопрос не сможет ответить не только Шерматова  но и сам Каримов. Насчет “новичка” можно сказать тоже самое. Господин И.Каримов каждый день новичок, люди имевшие с ним дело каждый день его не “узнают”, так молниеносно меняет он свои решения, так ново у него все.

Каримов не очень обижается когда оппозиция говорит “каримовский режим”, ведь как никак оппозиция хоть что-то приписывает ему, не претендуя вместе с ним на “авторство”, как это случилось с принятием Парламентом Декларации о независимости страны и написанием Новой Конституции. Каримов во всем остался новичком и дилетантом. Да, аполитичность народа вредна, потому что она в итоге приводит к апатии, безразличию к своей судьбе, судьбе своей страны, своих детей и потомков. В равной мере вредна аполитичность политиков. Она провоцирует политиков относиться по свински к своему народу,своей стране и ее будущему, что мы и наблюдаем сейчас в Узбекистане. Может быть страны как Англия не нуждаются в политизации населения но для таких обществ как наше, политизация масс необходима, чтобы люди создавали свои законы сами и учились подчиняться этим законам, учились требовать подчиняться этим законам своих лидеров. Вот тогда не будут апатии и безразличия. И мясники не посмеют средь белого дня зарезать тысячи невинных людей. А пока… народ и государство живут в разных измерениях. Их диалог напоминает диалог глухого с немым. Глухота государства и немота народа – вот два устоя на которых держится сегодняшняя диктатура в Узбекистане.

Максуд Бекжан

2006

Reklamlar
  1. Henüz yorum yapılmamış.
  1. No trackbacks yet.

Bir Cevap Yazın

Aşağıya bilgilerinizi girin veya oturum açmak için bir simgeye tıklayın:

WordPress.com Logosu

WordPress.com hesabınızı kullanarak yorum yapıyorsunuz. Çıkış  Yap /  Değiştir )

Google fotoğrafı

Google hesabınızı kullanarak yorum yapıyorsunuz. Çıkış  Yap /  Değiştir )

Twitter resmi

Twitter hesabınızı kullanarak yorum yapıyorsunuz. Çıkış  Yap /  Değiştir )

Facebook fotoğrafı

Facebook hesabınızı kullanarak yorum yapıyorsunuz. Çıkış  Yap /  Değiştir )

Connecting to %s

%d blogcu bunu beğendi: