Başlangıç > Адабиёт, На русском > ОПИРАЮЩИЕСЯ НА ВЕТЕР

ОПИРАЮЩИЕСЯ НА ВЕТЕР

(эссе)

Проходя по пешеходному переходу на ту сторону улицы я ощутил в себе некоторую неловкость, некое смятение. Меня смутило то обстоятельство, что в этой стране, куда я прибыл недавно, как стало известно, пешеходам оказывают большое почтение – машины пропускают их когда они подходят к пешеходному переходу.

Это знание повергло меня в легкий социально-культурный шок. Мне, бывшему бесправному пешеходу советского образца трудно было переносить такого рода почтения, я испытывал душевный дискомфорт от предоставленного мне этим обществом комфорта. Я воспринимал долг автомобилиста перед пешеходом, то есть, передо мной, как одолжение a я не хотел быть должником кому бы то ни было. Долг и одолжение никак не хотели разняться в моем сознание. Я здесь часто обнаруживал, что избегаю пешеходные переходы где машины обязаны были пропускать меня, пешехода.

Я старался перейти там, где есть светофоры, где тебе никому не нужно будет быть признательным. Тогда я предствил положения моих бедных соотечественников, которые по воле судьбы прибывают в такого рода западные страны; представил, как они стоят словно вкопанные посреди улицы, стоят, потеряв физическое и душевное равновесия от отсутсвия давления – так знакомого им давления вечно не утихающего ветра родных просторов; представил, как они в недоумении ищут свою опору, такую привычную им опору из ветра, ищут, словно это не давления или опора, а смысл их жизни.

Представил, как они стараются выпрямиться чтобы не провалиться в покой, в пустоту, в безветрия, в отсутствие давления, в свободу; представил, как они мысленно пощупывают свой давно забытый позвоночник чтобы на него опереться; их наклоненное вперед туловища напоминало тело репинского бурлака в момент его тяжелого труда, только на их плечах лежала не тяжесть кораблей как у бурлаков, а тяжесть воспоминаний связанные с их несчастной родиной и осадок мириады тяготостных переживаний связанные с ней… А здесь была ошеломляющая тишина и покой. И, самое главное, здесь надо было научиться различать Долг от Одолжения. Им предстояло узнать о том, что они тоже являются частью социума и они никак не “задолживают” у других Долг, а берут свое, то есть, Должное и должны вернуть другим принадлежащий им Долг, а не “задолживать” его.

Им, как и мне, предстояло научиться спокойно переходить улицу не опасаясь при этом стать кому нибудь должником. Помню, как я искренно благодарил работников социальной конторы Норвегии за их заботы обо мне и о моей семье, на что работники конторы отвечали смущенно:”Эта наша работа и не мы все это организуем, а государство”. Тогда я говорил им что через них я благодарю их государство, которое так заботится обо мне. А на самом деле я дейстивтельно был благодарен им, этим конкретным людям, а не какому-то абстрактному “государству”(другое дело, когда твои симпатии к конкретным людям распространится и на все, что связано с этими симпатичными тебе людьми – на их культуру, традиции, государства.). Моя благодарность немного выходила за рамки умереннности еще и потому, что я полностью был лишен всех своих прав в своем государстве.

Нам предстояло быть еще и умеренными.

Максуд Бекжан

23.10.2011

Reklamlar

Bir Cevap Yazın

Aşağıya bilgilerinizi girin veya oturum açmak için bir simgeye tıklayın:

WordPress.com Logosu

WordPress.com hesabınızı kullanarak yorum yapıyorsunuz. Çıkış  Yap /  Değiştir )

Google fotoğrafı

Google hesabınızı kullanarak yorum yapıyorsunuz. Çıkış  Yap /  Değiştir )

Twitter resmi

Twitter hesabınızı kullanarak yorum yapıyorsunuz. Çıkış  Yap /  Değiştir )

Facebook fotoğrafı

Facebook hesabınızı kullanarak yorum yapıyorsunuz. Çıkış  Yap /  Değiştir )

Connecting to %s

%d blogcu bunu beğendi: